Показать сообщение отдельно
Старый 25.10.2015, 20:03   #170
Фанат ФК и квадов
Золотая Корона Золотая звезда Серебряная звезда Бронзовая звезда Золотая Корона Золотая звезда Серебряная звезда Золотая Корона 
 Аватар для ElinaGenie
 
Репутация: 6619  
Адрес: г. Алматы, Республика Казахстан
Возраст: 29
Сообщений: 1,211
По умолчанию

От автора:
Отчет 2.6. Знакомство заново
Часть первая. Ричард Баум:

- Значит, не едешь?
- Нет, сынок, я не еду. Завтра приезжает владелец корпорации из Бриджпорта, он пробудет всю следующую неделю здесь, будет проверять абсолютно все.
- А разве Саймон Адамсон не владелец корпорации?
- Нет. Он такой же наемный работник, как я.
- Наемный работник?
- Да. Только очень высокого ранга.
- То есть, тебе эти двое дороже мамы?
Ричард был зол, Эдмонд сразу это понял. Он сам был зол на всю ситуацию, он хотел поехать с сыном в Мунлайт Фоллз, но работа внесла свои коррективы. Почему Рич этого не может понять? Взрослый парень – весной 17 стукнет, неглупый – отличник в школе, сильный маг, в котором странным образом гены самого Эдмонда и его покойной жены, что привело к совершенно неожиданным последствиям, а ведет себя как маленький ребенок.

- Рич, тебе же не пять лет… Ты знаешь, что у меня не такая работа, из-за которой я могу легко сорваться и делать то, что мне хочется. Думаешь, я не хочу с тобой поехать? Думаешь, мне легко было принять это решение? Я люблю маму не меньше тебя, даже сейчас, пусть ее с нами нет, но есть такие обстоятельства, которые могут нам повредить. Не обижайся на меня, Рич. Не думаю, что мама бы обрадовалась нашей с тобой ругани. Езжай один, вместе поедем в следующем году.
- Ответь. Тебе звонят. Вдруг это мистер Адамсон? Или владелец вашей корпорации? Или еще кто-нибудь, из-за кого ты готов плюнуть на маму. – сказал Ричард и ушел к себе.

Почему так? Почему Рич взбесился в тот момент, когда ему самому тяжело? За ним никогда такого не водилось, хотя за последний год Рич начал меняться. Нет, он не начал пить или принимать наркотики, а претензии от общения с Антуаном Бергом, сына его начальника, Рич высказывал и раньше. Просто стал более скрытным, позже приходил домой и иногда снимал крупные суммы денег. Когда-то жене Саймона, Эрике Берг, мэру Авроры Скайс, пришла в голову мысль, что консервативно воспитанный Ричард, учащийся на одни «пятерки» и играющий после школы в футбол, благотворно повлияет на избалованного деньгами и собственной безнаказанностью Антуана. Только не повлиял. Ричард общался с ним в школе, приходил к нему в гости по приглашению Эрики, Антуан пересказывал ему свои «подвиги», но настоящей дружбы там не было. А недавно Антуан ходил с двумя синяками – на скуле и под глазом, после чего Эдмонд заподозрил сына. Сам Антуан уверял, что Рич поставил только один синяк, а второй он получил от какой-то девушки, которую Антуан крыл таким матом, что даже у Эдмонда возникло желание врезать избалованному сыну мэра.
Летом со счета семьи Баум пропало 20 тысяч. Нет, это не было ударом по кошельку, но раньше Рич таких денег не снимал. Эдмонд не стал расспрашивать сына, он решил понаблюдать, что будет дальше. Неужели у сына появилась девушка? Было бы неплохо, а то даже для Эдмонда было странным, что Рич ни с кем не общается в школе, а едва при нем вспоминали про его одноклассниц, он брезгливо морщился и говорил:
- Пап, почему ты не женился после смерти мамы? На тебя ведь периодически вешаются красивые девушки!
- Я однолюб, во-первых. Во-вторых, ты видел большинство тех, кто на меня вешается? У них на лбу написано, чего они хотят и им мой внутренний мир явно не интересен.
- Вот тебе и ответ на вопрос, почему меня тошнит при упоминании моих одноклассниц.
А однажды, в десятом классе Ричард добавил «Кроме…» и тяжело вздохнул. И Эдмонду было интересно, кто это «Кроме…». Он подозревал, что именно ей на подарок ушли те самые двадцать тысяч и именно ее так материт Антуан. Просто однажды Эдмонд пришел домой чуть раньше обычного и увидел сына, что-то пишущего. Он удивился, ведь Рич писал так, как на уроках каллиграфии в школе Мунлайта. Зазвонил домашний телефон, Рич отвлекся, а Эдмонд прочел написанное. Ричард писал, что не нужно оправдываться за синяк, ведь он всю вину берет на себя, более того – он врезал еще раз Антуану, а ему точно ничего не будет за это! Потом Эд видел отрывки из этого письма в мусорке, а у него со счета опять исчезли деньги – на сей раз десять тысяч симолеонов.

Но почему не подойти и не объясниться? Зачем надо писать письма? Или дама сердца Ричарда его игнорирует? Ведь даже его консервативное воспитание, полученное в Мунлайте, не могло чинить препятствий в том, чтобы подойти к девушке и познакомится с ней. Да, Мунлайт Фоллз сильно отличался от других городов Симляндии и вряд ли такой второй можно было найти на планете. Основанный в Средние века вампирами и оборотнями, которые живы до сих пор, он оставался островком многих обычаев и традиций, на которые забили везде. Нет, там не топили дровами и не утверждали, что Земля плоская, прогресс был и там. И помимо вампиров и оборотней, там жили ведьмы, феи и русалки. Говорят, даже джинны есть, но Эдмонд их ни разу не видел. Людям никто не запрещал селиться в Мунлайте, только у многих ли хватило сил остаться? Здесь не было ночных клубов, а в рестораны после девяти вечера не пускали детей без родителей, здесь осуждался секс до брака и супружеская измена… В Мунлайте из мальчиков стремились воспитать рыцарей, а из девочек – благородных дам, но с оглядкой на современность. Никто не требовал от женщин сидеть дома и следовать тем самым немецким три «К». Никто не осуждал уехавших, хотя мало кто из сверхъестественных созданий хотел уехать – почему-то в Мунлайт не могли проникнуть инквизиторы, хотя и старались. Почему-то, едва они оказывались возле Мунлайта, их отбрасывало за три километра от него. Ходили слухи, что тем самым вампирам, основателям города, попала в руки старинная технология, чуть ли не мифических атлантов. Жалко только, что Елену все равно убили…
При воспоминании о покойной жене Эдмонд налил себе коньяка и залпом выпил.

Елена… Почему так? Почему это случилось именно с ней, с его любимой? Он пил редко, но всякий раз в таких случаях на него накатывали воспоминания. Потомственный маг Эдмонд Баум, воспитанный в лучших традициях консервативного Мунлайта, не мог влюбиться в одну из своих соседок в общежитии – ему сложно было вначале привыкнуть к тому, что все не так, как у него в городе, а потом его просто игнорировали – привыкли, что Эдмонд все свободное время учится. Эдмонд же мечтал о том, чтобы возродить богатство своего древнего рода – он был одним из тех самых обеднелых аристократов, о которых писали в 19-м веке. Только раньше они ехали в Париж и становились мушкетерами, а Эдмонд мечтал попасть в крупную компанию на работу и подняться до совета директоров. Крупные компании в Мунлайте имелись – вампиры любили считать деньги.
Поэтому, когда к нему во время посиделок подошла девушка в длинном платье, он удивился.
- А Вы не могли бы быть моим партнером? Я хочу поучаствовать в танцевальном конкурсе, а мой партнер что-то опаздывает…
Эдмонд согласился. Было в этой девушке что-то, что манило его и что казалось ему таким знакомым.

В
конкурсе Елена так и не поучаствовала, зато нашла свое счастье неожиданно для себя, как она в этом позже призналась. И они действительно оказались сильно похожими, словно созданными друг для друга – Елена была родом из Драгон Вэлли, города, не менее удивительному, чем Мунлайт. И она была ведьмой, причем очень необычной. В роду у Елены когда-то затесалась фея, причем способности фей передавались по наследству. Так, Елена могла читать мысли людей и влиять на рост растений. Могла вырастить даже то, что расти просто не могло – сыр, например. И это помимо того, что Елена была сильным магом!
Гены феи наложили свой отпечаток на характер Елены – она не очень любила студенческие развлечения, вроде боулинга или ночных клубов, предпочитая бальные танцы и длительные прогулки. И Эдмонд подстраивался под нее – они часто гуляли после пар, смотрели на звезды и мечтали о счастливом будущем.

После окончания универа Эдмонд вернулся в Мунлайт, где его первая мечта сбылась – он попал на работу в филиал крупной компании, чей главный офис находился в Бриджпорте. Он взял кредит, купил дом и сделал предложение своей невесте. Их свадьба была очень скромной – только они вдвоем на берегу пруда… Близких друзей у них не было, коллег звать не хотелось – не настолько они тесно общались, Эдмонд сирота, а родственники Елены жили все в том же Драгон Вэлли и ехать им было довольно сложно. Так они и расписались – только вдвоем.

А дальше были пятнадцать лет счастья. Эдмонд сделал карьеру – поднялся от самого обычного клерка до директора корпорации, у них с Еленой родился Ричард, унаследовавший от Елены способность читать мысли и магические способности родителей. Елена нигде не работала, предпочитая заниматься своим садом, домом и Ричем. Эдмонд постоянно радовался своему счастью – Елена не требовала от него норковых шуб и драгоценностей, хотя он дарил такие вещи просто так, не закатывала скандалов по пустякам, занималась садом, побеждая в садоводческих конкурсах, которые организовывали феи, воспитывала в лучших традициях Мунлайта их сына. Эдмонду нравились вечера со своей семьей, когда они ужинали все вместе и делились прожитым за день и планами на будущее.

И свои редкие выходные Эдмонд проводил с семьей – они ходили развлекаться, благо, в Мунлайте развлечений хватало – оборотни заботились об этом. Здесь было все – от простых катков и роллердромов и заканчивая станциями для дайверов. Но семья Баум к экстрималам не относилась.

Трагедия произошла незадолго до годовщины их свадьбы. Елена хотела накануне съездить в Драгон Вэлли, встретится с родными и старыми друзьями, но Эдмонд почему-то не хотел ее отпускать.
- Давай съездим вместе, всей семьей.
- На каникулах съездим. Когда у тебя будет отпуск.
- А давай и сейчас, и на каникулах. Просто я не хочу тебя отпускать, почему-то я боюсь за тебя. Вдруг на тебя нападет дракон? Они же водятся в Драгон Вэлли!
- Ты их видел? Драконы уже не те, они сейчас размером с кота, они на человека точно не нападут. А ты за меня не бойся – мне же не пять лет, я маг, причем потомок феи, отбиться смогу, если что. Это не предчувствие у тебя, это обычное нежелание расставаться. Ты и Рича три года назад не хотел отпускать в Мадрид на каникулы с классом, но ведь все обошлось тогда! И ты тоже говорил, что тебя тревожит предчувствие. Это просто нервы и тревога за близких, расслабься.
Тогда Елена по-своему отвлекла его от своих мыслей – поцеловала и он действительно расслабился, за что часто потом корил себя. Не надо было тогда слушать жену, надо было наложить заклинание слежения – тогда бы он точно успел прийти Елене на помощь. Но он забыл об этом под натиском жены, поверил ей, отпустил ее.

Утром Елена уехала, обещала вернуться через неделю. А за день до возвращения Елены в доме Баумов раздался звонок. Сухой голос полицейского сообщил о том, что тело Елены Баум нашли в заброшенном парке в четырех километрах от Мунлайта. Тогда он не мог поверить, он думал, что это просто какая-то ошибка. Эдмонд звонил жене, но телефон был отключен. Колдовал, но не мог найти свою жену в мире живых, только в четырех километрах от Мунлайта ощущался след присутствия Елены и ощущение недавней драки. Он не помнил, как добрался до этого самого парка, не помнил, что ему говорили, Эдмонд видел только ее – свою жену, лежащую у старого столика для пикника в странной позе для трупа – Елена словно хотела от чего-то отвлечься, но смерть застала ее именно в этот момент. Полицейские просили осмотреть вещи, сказать, что пропало, он отвечал, но не помнил, что именно. Полицейские записывали, что исчезли золотые украшения, кто-то увидел валяющуюся страницу из старинной книги и предположил, что книгу везла с собой Елена, а грабитель просто польстился на старину и решил продать. Полиция полагала, что это самое обычное ограбление, а убийство было случайным – скорее всего, Елена оказала сопротивление, преступник обозлился и убил ее.

Дело очень скоро закрыли – преступника не нашли, украшения нигде в Симляндии не появились, как и старинная книга с вырванным листом. Но Эдмонд провел собственное расследование с помощью магии и понял, в чем дело. Зачем-то Елена взяла в Драгон Вэлли старинную книгу – по единственной странице Эдмонд смог определить, что в книге рассказывалось о жизни какой-то высокоразвитой страны. Зачем это понадобилось жене, Эд так и не понял. Она почти доехала до Мунлайта, когда на нее напали инквизиторы. Он смог с помощью магии и двух знакомых фей увидеть последние минуты жизни жены и ужаснулся. Неизвестный мужчина желал Елене смерти только из-за того, что она ведьма. Так же он обвинял ее в убийстве какого-то Гарольда в Авроре Скайс – он точно помнил, что этого Гарольда убила рыжая ведьма, причем ведьма была слишком сильной и в ней явно текла кровь еще «каких-то других тварей», как выразился инквизитор.
Как Эдмонд и Ричард не сошли с ума в своем горе, никто не мог сказать. Сам Эдмонд неоднократно думал о том, чтобы умереть. Покончить с собой, уехать воевать в одну из горячих точек, увлечься экстримальным видом спорта – способов много, только Эдмонд прибегнуть ни к одному из них. Боялся за Ричарда, который замкнулся в себе. Психологи советовали сменить обстановку, а феи, к которым обращался Эдмонд, сказали, что его сын придет в себя, когда полюбит другого человека. Сменить обстановку удалось через два месяца после трагедии – один из сотрудников корпорации решил уехать в Мунлайт из Авроры Скайс, а на его место в Авроре предложили Эдмонда. Он согласился, наивно полагая, что здесь им будет проще.
Эдмонд вздохнул. Почему они поругались с Ричем? Он обязательно исправит ошибку, он еще поедет с сыном в Мунлайт! Они помирятся, рано или поздно, сын любит его, а некоторые ошибки он простит…
***
Почему? Они же договаривались задолго, что на каникулах поедут в город его детства, поедут на могилу к маме, почему сейчас обнаруживается какое-то совещание? Не мог этот начальник приехать на неделю раньше или позже? Почему?
Ричард приказал себе успокоиться. Мама вряд ли одобрила бы его истерику, ей вряд ли бы понравилась их ссора, поэтому надо отключить эмоции и включить мозг, что он и сделал, отвлекаясь от сборов.

Только отключить эмоции было сложно, когда он думал о маме. Мама… Почему так вышло? Почему ее убили эти инквизиторы? Когда-то, сразу после их переезда в Аврору Скайс, Ричард пытался узнать, что это за Гарольд такой, но не нашел никаких упоминаний об этом. В чем пытались обвинить его маму? Как она могла кого-то убить, если она даже мухи не обидела и мясо предпочитала выращивать из чего-то непонятного, а не покупать в магазине? Как она могла кого-то убить, если добрее человека, чем она, сложно найти?
«- Мам, я теперь скаут! Я теперь должен быть честным и правдивым, вежливым и услужливым!


- Молодец! Но ты должен быть таким не только когда ты носишь форму скаута, но и тогда, когда ты ее снимаешь и тогда, когда ты вырастешь.
- Обязательно буду, мама! – семилетний Рич убежал к себе в комнату, ведь скоро будет слет скаутов со всех городов, надо готовиться.»
«-Мама, а джентльмен может кинуть в даму снежкой в шутку или у джентльменов другие шутки?
- Раньше так было нельзя, но время на месте не стоит, все меняется. Поэтому, джентльмен может кинуть в даму снежкой шутя, но только в хорошо знакомую даму, которая подобную шутку точно оценит.
- Тогда лови! Ты же хорошо знакомая дама, которая шутку точно оценит! – Рич кинул снежкой, мама, смеясь, отклонилась.

«Интересно, а каково это – влюбиться? В классе Ричарда уже влюблялись, хотя учитель сказал, что в 13 лет еще не любовь, а только играющие гормоны. Тогда Ричард напомнил о Ромео и Джульетте, но учитель сказал, что время на месте не стоит и сейчас, увы, редко встретишь истинную любовь. Он спросил, как же эта истинная любовь выглядит, тогда учитель посоветовал Ричарду посмотреть на его родителей. Сейчас, на весеннем фестивале Любви, Ричард именно этим и занимался – смотрел на своих родителей и пытался понять, что такое любовь. Любовь между парнем и девушкой, как она появляется? Как папа понял, что любит маму? Но в маму сложно не влюбиться, он это понял еще в прошлом году, когда к ним приехал папин коллега из Бриджпорта. Он жаловался, что его жена – редкостная стерва, которая только орет на мужа и детей и требует, чтобы ее все понимали. То ли дело Елена Баум…
Но это мама. А как понял Ромео Монтекки, что влюблен в Джульетту? Ведь влюбляются не только в самых-самых…
А родители и не подозревали о терзаниях Ричарда, они просто танцевали под аплодисменты других людей – все-таки когда-то мама занималась танцами профессионально.

А сам Ричард хотел влюбиться в девушку, так похожую на маму…»

Ричард очнулся от воспоминаний. Он вырос таким, как хотела мама – Антуан называл его средневековым рыцарем, он сдержал все обещания, данные родителям и себе. Кроме одного. Между Аэлитой Д’Альвиар и Еленой Баум общее было только одно – обе были магами. Ричард понял это не сразу и до сих пор не был уверен до конца, ведь ее сестра обычный человек. Почему-то телепатия Ричарда не распространялась на людей со сверхспособностями. Он не мог прочесть мысли вампира, феи или ведьмы. Когда Рич пришел в новый класс, он слышал мысли всех – мысли Аниты и ее подружек о крутых парнях, мысли Линн Вальстром о грядущих тренировках, мысли многих девочек об учебе и их презрение в адрес Аниты и ее подружек… Он не сразу понял, что он не может понять, о чем думает Аэлита – он смотрел на нее и не понимал, почему в голове не мелькают посторонние мысли. А так как клыков или крыльев у Аэлиты не оказалось, а в полнолуние она не пропадала, Ричард понял, что она маг. Наверное, выпила зелье, раз она маг, а ее сестра – нет. Тогда он подумал, что это беспросветная глупость – может пасть случайной жертвой и забыл про нее. Вспомнил лишь тогда, когда с ней начал встречаться Антуан и делится своими впечатлениями. Антуан любил рассказывать подробности своих романов, даже самые интимные. Несколько раз Ричард бил навязанного друга, только это не помогало. Но когда он слушал рассказы про Аэлиту, он не мог понять одного – как она влюбилась в Антуана, на редкость избалованного и озабоченного парня? Знает ли она, какими словами он ее называет? Их расставание не было неожиданностью для Ричарда, только тогда он понял, что влюбился. Вначале он хотел подойти и рассказать о своих чувствах, но передумал. Он однажды услышал, как мисс Дей говорила француженке, что он, скорее всего, такой же, как и Антуан, если не хуже, ведь в тихом омуте черти водятся. А что, если Аэлита думает так же? И тогда он решил пойти другим путем – рассказать о своих чувствах инкогнито. Вначале просто писал, а когда Антуан начал хвастать очередной девушкой, на сей раз моделью из рекламы драгоценностей, что-то в нем надломилось. Он знал, когда у Аэлиты День рождения – проболтался тот же Антуан, тогда он и решил сделать ей подарок. Аэлита ничуть не хуже остальных девиц Антуана, она заслуживает драгоценности больше, чем Анита и ее пустоголовые подружки. Как и тиару, ведь старую отобрала Саншайн. Он заступился за честь дамы, пусть это и произошло с опозданием. До этого он кидался бумажками в Антуана, когда он орал на уроке, что Аэлита ненормальная из-за ее желания поступить в Шерлин Самрс и стать гейм-дизайнером. Что тут такого? Лучше, чем переспать с половиной школы, интересное дело. Тем более, он сам собирается в тот же универ, только на другой факультет. Тогда все будет намного проще, чем сейчас…
Хлопнула входная дверь, а Рича кольнула совесть. Зря он ругался с отцом перед отъездом…
Часть вторая. Аэлита Д’Альвиар:
Последний день нашего пребывания в Миднайт Холлоу. Последний день нашей игры, последний день моего отдыха от проблем. Нравилось ли мне здесь? Моя компания мне очень нравилась, хотя сам город был слишком мрачным для меня. Как жаль, что сегодня уже все закончится… Последний кадр со всеми нами. Почти со всеми – нас было пятеро, только один человек уже уехал – ему завтра надо быть в Хидден Спрингс. Знаю, мы странно смотримся со стороны – один некромант, парень в костюме викинга, изображающий варвара, мы с Локком, типа эльфийский снайпер и друид. Но даже местные жители уже к нам привыкли и не крутили пальцем у виска. Как жаль, что нельзя всю жизнь провести в сплошной игре на полигоне… Но ведь я могу превратить свою жизнь в одну сплошную компьютерную игру! Когда я стану гейм-дизайнером, я обязательно буду вспоминать эту поездку в Миднайт.

А еще нас попросили выступить на тематическом мероприятии, посвященному Средневековью, что мы сделали с радостью. Наши темные друзья Хин-Мун и Янг охотно продемонстрировали бой на мечах – они отлично умеют это делать. Я даже взяла у них пару уроков, только я еще не скоро смогу так драться.

А мы с Локком в таких случаях занимались нашим любимым делом – стреляли из лука. Сегодня уже в последний раз в этом городе… Уже вечером мы уедем обратно на старой машине Янга, на которой мы прибыли сюда, завтра будем дома, а послезавтра я приду в школу и буду писать программу – первым уроком после каникул стоит любимая и так необходимая мне для поступления информатика. Только почему-то Локк что-то горячо доказывал Янгу, но тот только отрицательно мотал головой. Что-то случилось?
- Лита, иди сюда. Объясни Янгу, что с тобой сделают в школе, если ты не придешь послезавтра.
- А в чем дело?
- Лита, машина сломалась. Выехать мы сможем только через три дня. Что за фигня? Я школу три года назад закончил и нам ничего не было за прогул двух-трех дней.
- А мне будет. У нас только одна уважительная причина – болезнь, остальное прогулы. А по материалу каждого пропущенного урока прогульщики пишут самостоятельную работу.
- Понятно. Твоя псевдоэлитная школа опять жжет.
- Почему псевдоэлитная?
- Потому что в действительно элитной школе никто бы тебя не унижал из-за того, что ты хочешь пойти в лучший универ страны. Форма, бешеная нагрузка и наказания по малейшему не делают школу автоматически элитной. Но это лирика. Что с тобой делать? Езжай на вокзал, вдруг случится чудо и билет в сторону Авроры Скайс будет – сейчас напряженка с билетами, а я обзвоню всех своих местных знакомых, вдруг кто-то едет в твою сторону. Если денег не хватит – звони, мы поможем.

И я еду на вокзал. Удивительно, но вокзал здесь не построен в готическом стиле, как все остальное и чем-то напоминает вокзал в Авроре Скайс. Я знаю, что билеты до Мунлайта и Миднайта и обратно сейчас сложно достать – эти города пользуются популярностью во время Хэллоуина, там проходит много фестивалей. Но я надеюсь на чудо, что мне удастся достать билет – я согласна ехать даже в плацкарте с алкоголиками, лишь бы уехать сегодня.
Но реальность в лице феи-кассира разбила мои надежды:
- Девушка, билетов на Аврору Скайс нет.
- А на Хидден Спринг?
Оттуда ходят электрички, я смогу уехать домой оттуда.
- И туда тоже нет.
- И даже на проходящие поезда?
- Нет! Я все сказала!

Почему я такой невезучий человек? Почему я повелась на уговоры Локка и Янга и поехала с ними на машине, а не купила билеты на поезд? Но, с другой стороны, кто знал, что машина сломается?
- Вы сможете уехать только послезавтра вечером, в Аврору Скайс прибудете на следующий день, в три часа.
Так… Сколько у меня уроков у меня в понедельник? Семь. Информатика, две литературы, всемирная история, симлиш, английский и химия. А во вторник? То же самое. Опять симлиш, немецкий, две алгебры, физика, астрономия и история мировой культуры. Сколько мне придется писать работ? Целых одиннадцать. Значит, два вечера полетят нафиг, еще и придется выслушать ведро помоев от мисс Дей и от химички. И Анита может ускакать в клуб, а не пытаться мне помочь с химией – у меня по-прежнему туго с этим предметом, алхимические познания не слишком помогают ориентироваться в школьном курсе химии. Как же обидно…

- Девушка, с Вами все в порядке? Я могу чем-то помочь? – голос кассирши потеплел.
- Вы могли бы мне помочь только с одним – найти билет до Авроры Скайс или Хидден Спрингс, но Вы мне все сказали несколько минут назад.
- Подождите немного. Ближайший проходной поезд пройдет через час, я посмотрю, что можно сделать. Может, кто-то выходит в Миднайте. Приходите через полчаса, я вам все скажу. И не плачьте, пожалуйста.
Я еще и не плакала – не успела. Но как же я надеюсь на чудо… Я ухожу. В вокзальном туалете колдую на себя заклинание удачи, пусть оно может и не сработать по мелочам. Заклинание удачи работает только в судьбоносные моменты, только кто их может определить? Оно может сработать так, что ты поступишь в нужный универ, толком не готовясь к экзаменам, но ты можешь их провалить, если ты будешь готов. Ты можешь произнести это заклинание перед поездкой, а потом сломать ногу и никуда не поехать, а самолет, на котором ты должна лететь, разобьется. Фелисия говорит, что это магия, затрагивающая основы мироздания и что с ней лучше не шутить. Я же надеюсь, что судьбе угодно будет, если я уеду сегодня к себе, а не завтра. Предчувствие ни о каких приближающихся неприятностях не сигнализирует, я научилась работать со своим подсознанием.

Через полчаса я вновь подошла к кассе. Знакомая кассирша встретила меня загадочной улыбкой и выглядела доброй бабушкой, рассказывающей сказки в детской передаче. Хотя она еще совсем нестарая, даже по человеческим меркам, а уж по фейским – и подавно. Феи, как и вампиры, живут не одну сотню лет. Откуда они взялись, никто не знает. Или почти никто, может, только Фелисия.
- Девушка, Вы меня слушаете?
- Простите, миссис, я задумалась.
- Я говорю, Вам повезло. На этот проходящий поезд есть один билет, только…
- Что?
- Не знаю, как Вы отнесетесь к такому «везению». У нас поезд будет стоять три минуты, идет до Хидден Спринг, но в Авроре Скайс тоже остановится. Только место есть только в купе класса «люкс», стоит оно четыре тысячи симолеонов и там уже едет человек, причем едет он тоже до Авроры Скайс.
- Спокойно отнесусь. Давайте!
У меня осталось четыре с половиной тысячи симолеонов от шести, выданных родителями. Но я ведь не буду выходить на станциях и что-то покупать, еда и вода у меня есть, все в порядке. Кассирша выдала мне билет все с той же улыбкой доброй бабушки из детской передачи.

Она стала моей доброй феей. Я отзвонилась Локку и Янгу, сказала, что уеду сегодня и что деньги мне не нужны, нашла учебник по языкам программирования и приготовилась ждать поезд. И дождалась. Поезд, на котором мне предстояло ехать, показался странным – сильно старым, словно с картинки тридцатилетней давности. И это самый дорогой вагон… Не опасно на нем ехать? Он точно не развалится? Но выбора у меня нет. Второе потрясение меня ожидало уже в купе. Я не знала, что я ожидала там увидеть, я никогда не ездила в купе «люкс», но мне казалось, что там должно быть еще что-то, кроме пары диванов, столика и двух кроватей, ведь в обычном купе все точь-в-точь такое же! И в купе никого не было, хотя мне сказали, что там должен быть какой-то человек, который едет до Авроры Скайс, как и я. А поезд стоит всего три минуты. Но, с другой стороны, почему я волнуюсь за этого человека, если я его не знаю? Я уже могу расслабиться, убрать вещи, достать книгу и позвонить родителям, чтобы сообщить время прибытия и рассказать об изменившихся обстоятельствах. И сделать это я могу в любой последовательности, что и было осуществлено.
Я с головой погрузилась в чтение. Все, теперь у меня масса свободного времени – чем еще заняться в поезде, кроме чтения и блога? Тем более, что мы скоро отправляемся, почему-то мы стоим уже семь минут вместо трех.

И тут я услышала удивленный голос:
- Аэлита? А что ты здесь делаешь?
Я оторвалась от учебника и замерла от удивления. Я ожидала увидеть кого угодно, я ожидала увидеть пьяного солдата, ехавшего в отпуск, склочную бабулю, которая собиралась проведать дальних родственников, кого-то из знакомых ролевиков, но не своего одноклассника, тем более, самого загадочного. Передо мной стоял Ричард Баум, друг Антуана, ни с кем не общающийся, кроме него, и посылающий всех, кто пытался к нему клеится. Но что он здесь делает? Или это и есть тот самый попутчик?

- Я еду домой, а ты что здесь делаешь? Или ты и есть мой попутчик?
- Я тоже еду домой. Из Мунлайта. А про какого попутчика ты говорила?
- Мне сказали, что единственное место в этом поезде – в купе «люкс» с человеком, который едет до Авроры Скайс.
- Ну да, это я и есть. Ты не могла бы встать ненадолго? Я хочу убрать свой рюкзак.
Легко. Ричард убрал свой рюкзак, я продолжила читать, а он… Он просто сидел и смотрел на меня, но когда я отрывала взгляд от книги, Ричард отводил взгляд. Что такое? Узоров на мне нет и цветы не растут. Надо быть осторожным с этим типом – все-таки он друг Антуана. Вряд ли у этого козла могут быть нормальные друзья, скорее всего, такие же, как и он сам – избалованные бабники, ошалевшие от денег родителей и собственной безнаказанности. Надеюсь, он меня не захочет изнасиловать, иначе я за себя не ручаюсь – врезала одному, врежу и второму. Только каковы будут последствия? Тогда меня спас мой тайный поклонник, но вряд ли он сейчас в поезде – не следует же он за мной по пятам, в самом деле.
Ричард снова куда-то исчез. Да почему ему на месте не сидится?! Прошло полчаса, прежде чем он вернулся и что-то поставил на стол. Бутылку французского вина и торт. Клеить собрался?

Кажется, надо расставить все точки над «i».
- Ричард, это лишнее. Вначале вино и торт, потом ты купишь цветы на ближайшей станции, дальше поцелуи, а ночью ты меня соблазнишь. Поэтому убери все это.
- Аэлита, откуда такие мысли? Я просто хотел познакомиться с тобой поближе, хотел даже чай принести, но в вагоне-ресторане только вино нашлось. Не думай, просто узнать тебя получше. А по поводу соблазнишь, я тебе вот что скажу. Я не так воспитан, чтобы сразу тащить девушку в постель. Понимаешь, в Мунлайте, где мы жили раньше, очень строгие нравы и секс до брака там осуждается.
- Конечно. Только почему же ты, парень строгих нравов, дружишь с Антуаном?
- Мне его навязали. Его мама думает, что общение со мной его исправит, она даже не обращает внимание, что я несколько раз его бил за все «хорошее». Надеюсь, наше общение сойдет на «нет» после выпускного – он уедет во Францию, а я – в Шерлин Самрс.
- Куда?
- Да, Аэлита. Мы поступаем с тобой в один и тот же универ, только на разные факультеты. Я иду на спортивный факультет, хочу играть в национальной сборной, а потом стать тренером. Для этого мне и нужно высшее образование.
- Но почему тебя не травят за это желание?
- Потому что об этом знает только директор, которому звонил мой отец и которого предупредили о последствиях. Ты сделала большую глупость, когда рассказала о своих планах на будущее.
- Так я не вчера об этом рассказала, еще два года назад, в девятом классе. Только тогда никто не воспринял меня всерьез.

- Сейчас тоже не воспринимают всерьез.
- Но почему?
- Как тебе сказать… Люди не любят, когда кто-то пытается сделать шаг вперед, выделится из общей массы. А ты сильно выделяешься, причем не только желанием поступить в Шерлин Самрс. И ты не знаешь подноготную наших учителей – может, кто-то пытался поступить туда же, не смог и обозлился. А второй момент… Извини, что я тебе это говорю. Про Шерлин Самрс ходит много слухов, один из которых – это якобы невозможность честно туда попасть, а дорогой контракт твои родители могут не потянуть. Если бы твой папа был журналистом в Бриджпорте, а не в тихом городе за горами, тебе никто бы и слова не сказал, ведь его заработок был бы другим.
- Я понимаю все то, что ты мне говоришь, только принять не могу. И ты первый человек из нашей школы, который сказал про якобы невозможность…
- Потому что я знаю, что ты поступишь. Я видел, что ты читаешь. Ты делаешь все, чтобы туда попасть за счет ума, а там такое любят. Главное, когда будешь заполнять анкету при подаче документов, укажи все свои победы, напиши про свой синий пояс, пиши про все – даже про грамоты в первом классе. Это может тебе помочь, всесторонне развитые студенты везде нужны.
- Спасибо!
- Так что? Выпьем за твой будущий успех?
- Давай уже и за твой тогда.
Мне хотелось ему верить. Не только в плане поступления, но и в том, что он не такой, как Антуан. Пока Ричард говорил, я впервые расслабилась за время его нахождения в купе, а сейчас мне хотелось рассмеяться.

- Уже улыбаешься, убедилась, что я не какой-то гад?
- Конечно! Вряд ли человек, так похожий на кота Персика, будет гадом.
- На кого?
- Это такой стикер в социальных сетях. Рыжий кот, который проявляет эмоции. Он же величественный комок шерсти.
- Меня нет в социальных сетях – предпочитаю живое общение. Поэтому я не слышал, кто такой кот Персик. А он хотя бы положительный герой?
- Считай, что да. А что ты делал в Мунлайте? Отмечал Хэллоуин?
- Нет. Я к маме ездил. - Ричард почему-то погрустнел.
- К маме? Твои родители развелись?
- Нет. Мою маму убили. Ограбили и убили недалеко от Мунлайта два с половиной года назад. Мы каждые осенние каникулы ездили с папой к ней на могилу, только в этот раз папа не смог поехать. – Ричард побледнел и сжал кулаки. А в моей голове почему-то звучал голос Фелисии: «Хотя побочный эффект у этого заклинания все же проявился раз – полтора года назад на выезде из Мунлайт Фоллз убили ведьму, с очень редкими способностями. Ее муж, сильный маг, опустил руки, забрал сына и уехал оттуда к вам в город». Та самая ведьма с редкими способностями – мать Ричарда? И как это узнать? Я хоть и бестактная, но не настолько, чтобы расспрашивать Ричарда о том, о чем ему больно говорить, а то, что ему больно, это видно невооруженным глазом. В город приезжает много новых людей, может, Ричард не единственный приехавший в то время из Мунлайта?
Мысли о Фелисии вызвали еще одно воспоминание: «Ты знаешь его имя, но не более того. Но вы еще познакомитесь поближе, он у тебя с персиком ассоциироваться будет». Персик… Почему-то подробно Фелисия не рассказывала об этом моменте. Интересно, она часто ошибается? Вряд ли Ричард – мой тайный поклонник, вряд ли он писал эти письма. Я видела его почерк – далеко не каллиграфический, которым написаны письма. И он не любит поэзию – он об этом сам рассказывал на литературе. Так что, кое-кто выдал желаемое за действительное, скорее всего.
- С тобой все в порядке? Просто ты сейчас залпом выпила бокал вина… Тебя так впечатлила моя семейная драма?
- И она тоже. Прости, не знала.
- Ты еще тактична, не просишь подробностей. Не думай об этом. Все в порядке. Хочешь, анекдот тебе расскажу?
- А давай!
Ричард рассказывал мне анекдоты, потом перешел на спортивные байки, я ему что-то отвечала… Как у Антуана может быть адекватный друг? Неужели до Эрики Берг еще не дошло, что Рич не перевоспитает ее долбанутого сынка?

И почему он никому ничего не рассказывает и ни с кем не общается? Об этом я прямо и спросила.
- Знаешь, не со всеми людьми можно откровенничать, особенно мне. Я не хочу, чтобы некоторые личные моменты из моей биографии обсуждали школьные сплетницы и чтобы эти моменты обрастали фантастическими подробностями.
- Но почему ты легко разоткровенничался со мной? Это не эффект попутчика, мы же не разойдемся по разным концам страны после встречи, а встретимся в школе послезавтра.
- Ты не сплетница. Ты не такая, как все. Знаешь, неформалами становятся те, кто намного добрее, порядочнее и беззащитнее остальных.
- Неправда. Поверь, и среди неформалов хватает уродов.
- Их мало и они там долго не задерживаются. В Мунлайте такие вещи давно изучены и подтверждены, поверь.
Мы говорили еще долго. Жалко будет, если мы после поезда легко разбежимся и не будем общаться… Рич хороший парень, обидно, что мы раньше не общались. А пока пора спать, поезд приходит рано.
***
Толчок. Еще один. Меня выбрасывает из постели, я очнулась уже на полу. Минуту спустя на меня упал Рич с извинениями за ушибленное плечо.

- Что за хрень?
- Сам не знаю, я спал, как и все люди в час ночи. Вставай и собери вещи на всякий случай, я пойду на разведку.
- А зачем собирать вещи?
- Мне кажется, случилось что-то страшное и нам, возможно, придется покинуть поезд.
Только этого не хватало. Как же мы тогда доберемся домой? Рич вышел из купе, а через несколько минут вернулся с выражением крайней тревоги на лице.
- В чем дело?
- Все очень плохо. Эвакуацию начнут через десять минут, но все надеются на чудо. В первом вагоне пожар, мы живы лишь потому, что едем в последнем вагоне. Поэтому… У тебя есть в сумке ценные вещи?
- Тиара, парик и телефон.
- Вытащи тиару и телефон.
- Зачем?
- Я позже отвечу на все вопросы. А пока доверься мне и делай все, что я говорю.
Ричард схватил два наших рюкзака и запустил ими в окно. Стекло вылетело полностью, словно его и не было, Рич выпрыгнул из окна и протянул руку мне.
- Бежим как можно дальше.
И мы бежали. Я не знаю, сколько прошло времени – пять минут или час, когда мы остановились. Как вдруг…
- Зажми уши!
Я снова подчинилась Ричу. Но даже сквозь пальцы я услышала взрыв.

- Что это было?
- Понимаешь, поезд, на котором мы ехали, очень старый и там загореться может все, что угодно. Что и произошло в первом вагоне. Насколько я понял, там пытались потушить пожар, но безрезультатно, а решение об эвакуации было принято слишком поздно.
- То есть, мы чудом спаслись?
- Не совсем. Просто я кое-что подслушал, когда выходил, тогда и решил бежать. Но есть и плохая новость.
- Какая? Мы спаслись, а это главное! Кстати, где мы?
- А вот это и есть плохая новость. Мы на заброшенном кладбище. Мимо него мало кто ездит и домой мы сможем попасть не скоро – ночью здесь никто не ездит, а до ближайшей станции пятьдесят километров. Связи здесь нет.
- А может, нам пойти к станции?
- Может. Только это будет утром, ночью можно заблудиться. Ты боишься кладбищ?
- Не знаю, я лишь раз была ночью на кладбище.
- В любом случае, нам как-то надо пережить эту ночь. И как-то поспать, ведь завтра у нас будет тяжелый день. У вас в Миднайте не было палаток?
- Нет, мы жили в гостинице, но у меня где-то был спальный мешок. Будем спать по очереди?
- Да, ты первая. Я разбужу тебя через два часа.
- Я не хочу спать. Ложись ты.
- Нет. Дамы вперед.
- Мы не на балу. Я могу медитировать какое-то время днем и мне не нужен будет сон. Поэтому ложись ты.
Мы еще какое-то препирались, пока Рич не глянул на часы.
- Что-то надо делать, иначе мы проругаемся всю ночь. Если ты настаиваешь, я буду спать первым. Разбуди через два часа.
Так кое-кто не хотел спать, что отключился сразу же, а я задумалась. Ладно, фиг с ними, с контрольными – наша жизнь дороже, но что будет с родителями? Утром наверняка сообщат о пожаре в поезде, в котором ехала я и они подумают, что я мертва… Надежда на то, что мама не сразу в это поверит и проверит наличие меня в живых с помощью магии. Она врач, у нее крепкие нервы.

Рич пошевелился во сне. Да, жаль, что у меня только один спальный мешок, который мне навязал папа на всякий случай, поэтому вдвоем сложно. Особенно, если один сидит на мешке, а другой в этом мешке спит. Меня же бросило в рассуждения о таких разных людях. Если я раньше сомневалась в Ричарде, теперь я ему верила. Он действительно не такой, как Антуан – Антуан вряд ли бы вообще сообразил, что надо бежать из поезда. Как они могут общаться? Но, с другой стороны, у меня с Нитой такая же ситуация – мы разные, но мы почти никогда не ругались. И ведь Рич рассказал мне об Антуане и о том, чего хочет Эрика Берг.
Знакомый сиплый голос. Слова на неизвестном мертвом языке. Опять зомби. Только что делать? Я все еще не знаю то заклинание, которое легко может вылечить зомби. И в этот раз зомби какой-то странный – зомбофей. Неужели у фей нет иммунитета к этой магии?

Умирать все равно не хочется, но делать что-то надо. А что, если… Или я не смогу? Когда я читала книгу из подвала, я находила там рецепты разных эликсиров, которые я пыталась готовить. И там был эликсир, исцеляющий зомби, я даже приготовила его и хранила дома. И я знала заклинание, которое в «Гарри Поттере» называется «Зовио». Как и то, что оно может переместить любой предмет ко мне из любого знакомого места. Только проблема в том, что я никогда не пробовала это сделать, тем более, когда расстояние от дома до этого кладбища слишком далеко. Но выхода у меня нет. Я в подробностях вспомнила флакон с эликсиром, место, где он стоит и произнесла заклинание.

Ничего не произошло. А зомби уже приблизился… Я опять представила флакон и снова ничего. Блин! Придется просто отбросить его от себя, а не лечить, пусть Фелисия этого и не одобряет. Я не знаю, на что я надеялась, но я произнесла заклинание в третий раз, особо не надеясь. И тут я ощутила у себя в руке прохладу стекла. У меня получилось! Это точно он – у меня лишь один эликсир голубого цвета, тот самый. И я швырнула им в зомби.
Он оглянулся, посмотрел вокруг и улетел, даже не сказав «спасибо». Обидно, блин! Я бы могла попросить его о помощи, он мог бы нам помочь добраться до ближайшей станции…
- Аэлита, ты в порядке? Ты бледная какая-то…
- Рич, я в порядке. Спи.
- Я уже выспался. Давай меняться, я вижу, что с тобой что-то не то.
Мне действительно плохо – первый раз использовать сложные заклинания всегда сложно. Но я в состоянии перетерпеть слабость.
- Ложись. Мне правда не хочется спать. Я разбужу тебя утром. Иначе…
- Что?
- Сам тебя упакую в спальный мешок и буду петь колыбельные. А мне медведь на ухо наступил.
Нет, колыбельные мне петь не надо. Проще подчиниться этому деспоту. Заснула я почти сразу и мне снился странный сон. Мне снился Ричард, который взмахнул волшебной палочкой и произнес что-то на латыни.

Латынь была у нас в школе факультативом в средних классах, я даже пыталась ее изучать, думая, что это мне поможет в магии. Первый год было именно так, мы учили грамматику и лексику и «Gaudeamus igitur», а потом началась чисто медицинская латынь и я бросила эти занятия. Латынь со временем забылась, но кое-что я помнила. И сейчас я понимала некоторые слова, которые произносил Ричард. Он просил забрать у него самое дорогое лично для него, что имело отношение лично к нему, но ни к его близким и родным только ради того, чтобы мы смогли уехать с кладбища. Он что-то говорил об этом кладбище и что отсюда надо поскорее убраться, но я так и не поняла, почему. А потом я почувствовала, что меня несут куда-то. Кажется, это был Ричард…

Что за странные сны мне снятся на кладбище? Или мой сон вещий и с этим кладбищем что-то не так? Я открыла глаза и замерла. Вместо старых могил и зеленой ткани спальника у меня перед глазами была дорога, я ехала в чьей-то машине, а за рулем сидел…фей. Тот самый, в которого я кинула зельем и который был зомби.
- Вот ты и проснулась.
- Это сон? Где Ричард? Вы зомби?
Что я несу? Даже если он и был зомби, кто о таком скажет?
- Нет, я не зомби – это, наверное, тебе приснилось. Твой друг сзади сидит, кажется, заснул. У меня родственница попала в больницу в Хиддене, она одинокая старушка, поэтому я завел машину и поехал. А когда проезжал мимо заброшенного кладбища, то…
- …Я увидел свет фар и решил попытать счастья. Нам повезло, мистер Рен остановился и согласился довезти нас до Хиддена. Там мы купим билеты на утреннюю электричку и уже в десять утра будем дома. – Ричард, оказывается, не спал.

- Но…
У меня осталось только 500 симолеонов, а билет стоит 550. А еще надо будет заплатить мистеру Рену – не за «спасибо»
- У тебя нет денег? Я заплачу за билет, не возражай. А мистер Рен нас бесплатно везет, нам все равно с ним по пути.
Наверное, свет фар превратился в моем сне в вспышки от волшебной палочки Ричарда. А может, этот фей что-то вспомнил о своем зомбоприключении и решил нас вернуться? Много вопросов без ответов… Мы прибыли в Хидден-Спринг в семь утра, тогда же я позвонила родителям и все объяснила. К счастью, они еще не видели утренних новостей, поэтому не думали, что я мертва. Билеты на электричку мы достали быстро и легко, намного легче, чем я на тот злополучный поезд.
- Вот и все… Мы с тобой точно счастливые люди, Рич. Нам дважды повезло – когда мы выскочили из поезда и когда мистер Рен остановился возле кладбища. Такое ощущение, что вокруг нас добрые феи…
Я внезапно замолкла. Не надо говорить о таком, в лучшем случае, примут за психа.

Но Рич неожиданно улыбнулся:
- Знаешь, когда я был маленький, мне мама часто рассказывала одну сказку. Она рассказывала, что когда-то на Земле жили люди, которые намного опережали нас. Но случилась катастрофа – потоп. Никто не знал, из-за чего это произошло, но часть людей выжила. Кто-то скатился в дикость, кто-то стал помогать людям… Кто-то решил, что их путь – жить среди природы. Так они и жили, обособленным народом. Кто-то покидал свой дом и уходил к людям, кто-то жил в лесах и строил свой мир… Люди называли их феями, так и они начали себя называть. Но у фей была одна особенность – они помогали тем, у кого решалась судьба и чьи потомки могли изменить мир. Как-то так.
- Наверное, потомки кого-то из нас изменят мир, если верить этой сказке.
- Все может быть…
И вновь долгие разговоры. Если в Миднайте ко мне подсел парень, про которого я не знала, кроме имени, то в Авроре Скайс мы вышли друзьями.

Наши предки уже нас ждали – своих я увидела, едва мы подъехали к вокзалу, они стояли под фонарем. А вот папа Ричарда меня удивил. Я не знала, как он выглядит, его никто из школьников никогда не видел, кроме Антуана, наверное. Я даже не сразу поняла, кто этот блондин на скамейке – думала, что это друг Рича. Лишь присмотревшись внимательно, я увидела, что мужчина далеко не молод и что у них с Ричем одинаковые глаза. Почему-то мистер Баум смотрел на моих родителей так, словно тосковал по чему-то. Или по кому-то? Рич рассказывал мне о том, как он поругался с папой перед своим отъездом и о том, что его родители сильно любили друг друга. Может, он вспоминал свою жену, глядя на моих предков?

- Лита, наконец-то! Знаешь, ты очень вовремя сообщила, что вы убежали из поезда – мама утром включила телевизор, а там сюжет о взрыве в поезде «Мунлайт Фоллз-Хидден Спрингс». Мало кто выжил, я уже звонил на все станции и сообщил о том, что ты жива.
- Я так и знала, что тебе заранее надо было брать билеты, причем туда и обратно. И это не обычное занудное бормотание предков, это моя интуиция криком вопила перед твоим отъездом. Я даже звонила на вокзал, но билеты купить не получилось.
Предки, такие предки… Но я им сейчас невероятно рада.
- А где Нита?
- Дома спит. Она все еще наказана – нефиг курить всякую дрянь в клубе. Ну что, домой?
- Домой!
Я сейчас хочу одного – заснуть в своей комнате и проспать до завтра. Путь обратно слишком вымотал меня.

Мы уже проходили мимо Баумов. Мистер Баум обнимал Рича и говорил ему:
- Ты хоть понимаешь, что ты натворил в дороге?

Интересно, что же натворил Рич? Он не должен был сбегать из поезда, а дождаться эвакуацию или с мистером Реном что-то не то? Или мистер Баум очень строгих нравов и не позволяет сыну даже общаться с девушками?
Техничка
P.S.

Последний раз редактировалось ElinaGenie, 03.12.2018 в 11:56.
ElinaGenie вне форума   Ответить с цитированием