Показать сообщение отдельно
Старый 30.07.2013, 19:40   #15
новая династия ^^
Участник фан-клуба Prosims Золотая звезда Оскар Золотая медаль Золотая розетка Серебряная медаль Золотая медаль Серебряная медаль 
 Аватар для Nestea
 
Репутация: 3519  
Адрес: Москва
Сообщений: 4,853
Сообщение Отчет 2

Время в этом городе идет со скоростью света. Не успеешь оглянуться, а тебе уже 26. Два года назад я приехала в Сансет и так и не продвинулась в поисках преступника. Мне удалось остепениться здесь, но больше друзей я так и не нашла. Каждый вечер я гостила у Клавелей, но это было до тех пор, пока лицо Ксандера не начало приобретать глупый вид при виде меня. Он явно был ко мне неравнодушен, но ответить взаимностью я ему не могла. С одной стороны он милый, веселый, с ним даже по-своему интересно, но в нем нет того, что могло бы меня зацепить. На этом мои вечерние посиделки закончились.


Дни за днями я проводила на работе, удалось даже получить несколько повышений и войти в офицерский состав. Я жила своей работой до одного дня, который кардинально смог изменить мою дальнейшую жизнь. Это была среда. В отделении, как всегда, была сумасшедшая обстановка. Дождавшись обеденного перерыва, мы с Хэнком решили пройтись до местного фаст-фуда. Тут-то все и началось.
- Как обстоят дела в твоей личной жизни? – прямо и немного нахально спросил Годдарт, пережевывая свой сэндвич.
- Не поняла. С каких пор ты интересуешься такими вещами?
- Ну, просто ты давно здесь, а я не видел тебя с кем-то… Вот, решил поинтересоваться…
- Мне кажется, это не твоего ума дело. Доедай, и идем работать.
- Бэль, я просто беспокоюсь о тебе – ты молодая, красивая…
- По-моему, Годдарт, ты был помолвлен!
- Что? Да ты меня не так поняла. Я совсем не собирался к тебе подкатить. Правда, у нас с Паулиной не самый лучший период в отношениях…

И чёрт же тогда меня дернул спросить, что у них случилось. До конца дня Хэнк рассказывал мне всю грусть и печать их отношений, что он подозревает Паулину в изменах и вообще сделать ей предложение было роковой ошибкой всей его жизни. В завершение своей речи он попросился тайно пожить у меня, обещал, что дольше недели это не затянется, и он решит все свои проблемы. Честно говоря, какая-то часть меня очень хотела этого переезда, ведь мне было так одиноко. Дом мой был пустым и скорее напоминал съемную квартиру, чем жилое помещение. А еще женщина внутри меня все чаще и чаще ныла от недостатка внимания и хотя бы какого-то общения. И пусть рассудок кричал категорическое «нет!», я все равно разрешила Хэнку остаться.


В результате, Хэнк остался дольше, чем на неделю, гораздо дольше… Я не была против, ведь совсем никто об этом не знал, да и жизнь моя заметно скрасилась. Он оказался прекрасным поваром, наконец-то я стала нормально питаться дома.




Еще Годдарт был тем, кто в состоянии справиться с такими вещами как сломавшийся унитаз.




Мне больше не приходилось мучиться с домашними хлопотами, ведь у меня был Хэнк. И мне тогда даже в голову не пришел вопрос: «А был ли Хэнк у меня?». Анализируя сейчас все те дни - я корю себя за то, что вообще продолжила с ним тот разговор. Но тогда мне и в голову не приходило, как глупо все это было. Наши вечерние ребячества, шутки, веселье…




Никогда не забуду, как застала его, рывшегося в мусорке, потому, что он потерял ключ от офиса.




Это все было здорово, здорово до тех пор, пока мы не перешли ту самую черту, где заканчивается дружба.




Какое-то время чувствовалось ощущение полного счастья. Я даже думала, что по-другому и быть не может, ведь все так классно и идеально. Решила, что Годдарт мой мужчина и, да, я влюбилась. Влюбилась, как тринадцатилетняя школьница. Рассудок мой уже давно капитулировал, и в голове остались только розовые облака, которые каждый день твердили мне: «Теперь все будет по-другому. Теперь все так, как должно быть». Честно? Я даже понятия не имела, что чувствовал тогда Хэнк. Мы ни разу не обсуждали наши отношения. И только теперь я понимаю, что с его стороны никаких отношений и не было.
Все понимание пришло в день, когда я узнала, что беременна. Узнав о новости, он вроде как обрадовался. Сказал, что это прекрасно и, что мы должны быть готовы к этому важному событию.




Тогда он поехал в книжный, за всякими учебниками для молодых родителей. В этот же день ко мне в дом заявилась Паулина. То, что я увидела - совершенно отняло у меня дар речи. Она была беременна, причем живот уже был не маленький. К счастью, мое положение еще было не заметно.
- Зови сюда этого урода! – истерила она
- Ты в своем уме? Здесь никого нет! – я не знала, что тогда нужно было ей сказать, за меня говорил мой материнский инстинкт, ведь мое положение было для меня гораздо важнее, я не собиралась отдавать ей Хэнка.
- Слушай Асмус, или как там тебя? Мне плевать в каких вы отношениях, я знаю, что он прячется у тебя. Идиоткой меня выставлять здесь не надо. Просто передай, что как только родится наш с ним ребенок – я подам на развод и вытрясу из него все, до последней копейки, он не убежит от алиментов, это я гарантирую!



Паулина ушла сразу же, не дав мне сказать ни слова. Вернулся мой рассудок. Они не разводились, как сказал мне он. Он испугался ответственности и просто смылся. В тот вечер Хэнк не вернулся, также, как и все последующие девять месяцев…
Всю мою беременность я припоминаю очень смутно. У меня явно была депрессия. Нужно было подготовиться к рождению малыша – закупить все необходимое, а денег, которые я получала с декретного отпуска – едва хватало на еду. К моему вселенскому счастью, рядом был Ксандер. Каждый день он приносил мне разные вкусности, которые готовила его мать, а уходил, когда я окончательно засыпала. Он практически жил со мной, а точнее сказать – был моей сиделкой. Но пригласить его временно переехать я не решилась. Больше такой ошибки я никогда не допущу.
Так мы с ним и дожили до моих схваток. Как все это было я уже точно и не вспомню, но было все очень резко. Помню, что Ксандер сначала запаниковал, но потом спокойно вызвал скорую и ответственно сопроводил меня до родильного отделения.



Пока я рожала, он где-то выловил Годдарта и заставил его приехать ко мне. Шестнадцать часов трудоемкого процесса и на свет появился Виктор (ударение на О). Я тогда еще не знала, что чувствую. Одно могу сказать точно – это было большим облегчением. Когда нас с малышом выписали из больницы, у входа меня встретил Ксандер, который сделал наш с Виком первый совместный снимок.



В такси меня ждал Хэнк, с которым мне не хотелось вести никаких разговоров. Подержать Вика я ему не позволила. И вообще мне хотелось выставить его из машины. Не сделала я это только потому, что на улице стоял Ксандер, который был уверен, что Хэнк обязан увидеть своего сына.



В полном молчании мы доехали до моего дома.
Этому подлецу еще хватило наглости попроситься зайти внутрь…
- Паулина передала, что обдерет тебя до нитки алиментами, которые ты обязан ей платить. – Это были мои единственные и последние слова Хэнку, после чего я закрыла дверь и больше этого человека впускать в свою жизнь не собираюсь.
Теперь я стала матерью. Пока я не совсем знаю, что нужно делать, ведь у меня родителей никогда не было, но, обещаю тебе, малыш – я никогда тебя не брошу!



__________________
Династия Бэль

отчет от 16.08.13
Nestea вне форума   Ответить с цитированием